Факты о мухах

У бабочек и мух вкусовые рецепторы расположены на ногах.

Обнаружен род нематод (червей), который, паразитируя на мухах, превращает самцов мух в самок.

Домашняя муха живет 14 дней

Домашние мухи обычно живут возле мест, где они вывелись, однако выяснилось, что под действием ветра они могут перемещаться на расстояние вплоть до 45 км.

Чем питаются мухи?

Из-за своих крохотных размеров (1000 взрослых мух весят 25-30г) обычная комнатная муха не нуждается в большом количестве пищи и поэтому в любом месте найдет достаточно еды для себя.

Комнатные мухи не едят твердую пищу, потому что им нечем ее пережевывать. Рот мухи приспособлен лишь для всасывания жидкой пищи. Роль <языка> выполняет хоботок, напоминающий хобот слона. Он также разделен надвое на конце, и эти каналы действуют как трубки, по которым всасывается жидкая пища.

Распространенное мнение о том, что перед грозой комнатные мухи кусаются, неверно. Просто в этих случаях комнатных мух путают с другими видами мух, такими, как пустынные мухи или навозные мухи. Эти мухи являются кровососущими, они-то и кусают людей.

Но, если комнатные мухи не кусаются, почему же тогда они считаются столь опасными для человека? Дело в том, что лапки с подушечками и тело мух покрыты торчащими волосками, а их язык обволакивает липкая слизь. Это означает, что к мухе постоянно прилипает пыль и грязь. А так как комнатные мухи ищут еду повсюду, включая мусор и нечистоты, то в грязи и в пыли, пристающей к мухе, могут быть бактерии, вызывающие различные заболевания, которые переходят на нашу еду, когда на нее садится муха, и вместе с едой попадают внутрь человеческого организма.

Как рождаются мухи?

Всем известно, что мухи являются переносчиками заразы. Муха рождается и проводит большую часть своей жизни вблизи отбросов и прочих мест, благоприятных для развития бактерий. Фактически, эта влажная разлагающаяся материя является самым оптимальным местом для размножения мух. Здесь самка откладывает белые яйца (размером около 1,2 мм), из которых появляются тонкие, червеобразные, безногие личинки. Это <питательная> стадия жизни мухи. Пять или шесть дней спустя кожа личинки утолщается и становится коричневатой и жизнь мухи вступает в стадию отдыха: личинка становится куколкой. Еще через 5-6 дней из оболочки куколки появляется взрослая муха. Размеры этой мухи в дальнейшем не меняются: большие мухи не вырастают из маленьких. Еще 10 дней спустя муха спаривается, и немного погодя самка откладывает от 100 до 150 яиц!

 

Не все виды мух размножаются, как комнатные мухи. Некоторые вынашивают яйца в себе и рождают живые личинки, а некоторые виды откладывают яйца, находящиеся уже на стадии куколки.

Из-за того что мухи разносят заболевания, человек постоянно ведет с ними борьбу. Лучше всего убивать мух зимой или ранней весной. В это холодное время мухи прячутся в темных теплых углах и все время очень голодны, поэтому их легко поймать и убить.

 

Как удается мухе ходить по потолку?

При всей своей вредности муха является изумительным созданием. У обычной маленькой комнатной мухи есть два больших коричневых глаза, каждый из которых, в свою очередь, состоит из тысячи линз. Эти глаза называются <сложными>. Помимо их, на верхушке головы у мухи есть еще три <простых> глаза, смотрящих прямо вверх и различимых лишь в увеличительное стекло.

Щупики (или усики) комнатной мухи используются как органы обоняния, а не как органы осязания. Усики способны определять запахи на большом расстоянии. Рот мухи сформирован из органа, который мы привыкли считать языком, но у этого насекомого все части рта собраны воедино в длинный хоботок, с помощью которого муха всасывает сок.

 

Тело мухи разделено на три части: голову, грудь и брюшко. Позади крылышек расположены две маленькие выпуклости, позволяющие мухе балансировать в полете. (кто там говорил, что у нее элеронов нет? прим. Sinister)

 

К полосатой грудке прикреплены три пары ножек. Каждая ножка делится на пять частей, последняя из которых является ступней.

Муха ходит на двух коготках, расположенных на нижней части ступни. Липкие подушечки под этими коготками позволяют мухе с большой легкостью ходить по потолку или где-нибудь еще вверх ногами!

А известно ли вам, что вся жизнь мухи проходит в радиусе 100 м от того места, где она родилась?

Почему мухи потирают лапкой о лапку?

Уже привычно считать мух в доме досадной помехой. Они издают назойливое жужжание; они раздражают вас, когда начинают ползать по вашему телу. Веками муха считалась… просто досадным раздражителем. И только в двадцатом веке человек вдруг узнал, что такая безобидная по виду муха является одним из злейших его врагов. Было открыто, что мухи разносят болезнетворные бактерии, которые ежегодно могут стать причиной смерти миллионов людей!

Когда вы видите, как муха потирает лапки друг о друга, это значит, что она их чистит, убирая с них то, что на них попало, разный мусор. Но насколько опасен может быть этот мусор! Это могут быть бактерии тифа, туберкулеза, дизентерии. Мухи собирают эти бактерии на различных отходах и нечистотах. Затем, если они вдруг сядут на нашу пищу, эти бактерии попадут в нее, и мы можем получить инфекцию.

А как муха разносит эти бактерии? Если рассмотреть муху в увеличительное стекло, то можно заметить, что тело у мухи вовсе не гладкое. Все ее тело, усики и лапки покрыты вздыбленными волосками. Язычок у мухи тоже покрыт клейкой жидкостью.

 

Это означает, что практически с любого места, куда садится муха, она собирает грязь, прилипающую к ее телу, лапкам, язычку. Каждая лапка из трех пар имеет коготки и две волосистые подушечки — так что к ним много чего может пристать! Между прочим, клейкая жидкость, вырабатываемая в подушечках мухи, позволяет ей ходить по потолку или по любой другой поверхности вверх ногами.

Знаете ли вы, что муха — одно из древнейших насекомых? Найдены окаменелые остатки мух, которым миллионы лет. Избавимся ли мы когда-нибудь от мух совсем? Единственно, что мы можем сделать, это помешать их размножению. И если это будет сделано, то санитарное состояние всего мира значительно улучшится!

Достаточно лишь поговорить о том, где она появляется на свет, и тогда вас неминуемо охватит отвращение. Охотнее всего комнатная муха (Musca domestica) откладывает свои яйца в навозе, остающемся от свиней. Резкий запах приманивает самок, и они устраивают свой антисанитарный инкубатор. В одном килограмме свиного навоза могут вывестись около 15000 личинок мух, вдвое меньше, чем в килограмме конских яблок; те, увы, слишком быстро сохнут.

Для своих ясель мухи не прочь выбрать и коровьи лепешки. Если они, конечно, не очень жидкие. Но особенно им по душе навоз телят, вскармливаемых материнским молоком.

Свиной навоз, коровьи лепешки, конские яблоки — не очень похоже на пену, из которой на свет появляется Афродита. Свинарник вообще их излюбленное место: мухи так плотно облепляют деревянные перегородки, потолок да и самих свиней, что, кажется, здесь расстелено целое покрывало.

Скопление мух нельзя назвать «народом», это лишь «сборище». Комнатных мух в отличие от муравьев и термитов не отнести к социальным насекомым. Даже простейшая из всех социальных форм поведения — уход за потомством — неведома им. Когда спустя 3-4 недели после откладывания яиц (таков срок для наших широт) из куколок выведутся молодые мухи, их родители давно уже будут мертвы.

 

Комнатные мухи живут на воле едва ли дольше недели. Мухам, заполняющим наши квартиры и скотные дворы, лишь в редких счастливых случаях удается прожить свой мафусаилов век, целый месяц. Ученые выяснили, что в дикой природе, то бишь на крестьянских подворьях, половина комнатных мух расстается с жизнью уже по прошествии первых трех-шести дней. Только единицам доведется отметить своей десятидневный юбилей, не попав прежде птице в клюв или человеку под руку.

Нет у мух и своего языка. Если пчела умеет в ритме танца пождать своим соплеменницам координаты ближайших запасов пищи, то мухам на это и надеяться нечего.

Пищу комнатные мухи отыскивают иногда по запаху, хотя их обоняние не настроено на определенные вкусовые ароматы; да и, пожалуй, раз в десять слабее, нежели нюх у навозных мух. Иногда комнатные мухи способны узреть свою пищу, но и это бывает не всегда, ведь их особые, сложные глаза хоть и глядят на все, да не очень-то разглядывают. Поэтому мухи нередко просто натыкаются на что-либо вкусненькое. Так, если муха, рассеянно прогуливаясь по кухонному столу, случайно наступит на капельку варенья, вкусовые сенсоры, расположенные на ее лапах, сообщат ее мушиным мозгам, что встреченая «Пища!», а там уж она немедленно пустит в дело свой хоботок. Если поблизости оказываются другие мухи, то отобедавшая и не вздумает подобно пчелам выкаблучиваться перед ними, плясать танец «сытого живота». Охотники пообедать заявятся сами собой: мухи следуют друг за дружкой почти наобум. Что на трапезу, что на погибель.

Этот «стадный инстинкт» годится для борьбы с мухами. Достаточно на подстерегающей их липучке-ловушке поместить нескольких мух, как их приятели начнут понемногу слетаться, дабы «испить ту же чашу».

 

На рекламном плакате одной из популярных компьютерных фирм изображен рой мух, к которому добавляется все больше и больше сородичей. «Мухи мухам вслед летят».

Подтекст рекламы призывает: дорогие потребители, не уподобляйтесь мухам, готовым без разбору броситься на первую встреченную диковинку; на рынке товаров следует, наоборот, вести себя очень хладнокровно, надо расчетливо сопоставлять качество продукции, взвешенно судить о нем; и если вы все проанализируете и лишь после чего купите наши изделия, мы ничуть не удивимся вашему выбору. Впрочем, мы далеко отступили от темы нашего разговора. Заметим лишь, что легко возбудить брезгливость к конкурентам, сравнив их с мухами.

Вот еще примеры нашей «антимушиной» психологии: мухолов — так в футболе порой называют шкипера, пропускающем один легкий мяч за другим.

Мухомор — неприятное название, и сам гриб, удостоенный его, готов причинить вам неприятности, ведь он ядовит. Правда, есть от него и польза, также подсказанная имечком: гриб; размоченный в подслащенном молоке, используют для травли мух.

Исторические документы, дошедшие до нас, свидетельствуют, что, наверное, последними, кто питал теплые чувства к мухам, были древние египтяне. С одной стороны, в их иероглифической письменности муха была символом дерзости. С другой стороны, воинов, отличавшихся особой отвагой, награждали медалями в форме мухи.

Тому, кто собирается завоевать весь мир, надо быть таким же, как муха: дерзким, отважным, наглым. Человек был, несомненно, первым завоевателем мира. Комнатная же муха следовала по его пятам. В определенной степени она была безбилетным пассажиром человеческой истории…

Представьте себе, например: 1850 год, корабль причаливает к берегам Новой Зеландии. Британские переселенцы начинают осваивать страну. Корабль, о котором идет речь, должен перевезти коров из Австралии. Можно догадаться, с каким нетерпением новоявленные фермеры ждут подплывающее к берегу судно. Но вот люки pаздpаиваются, и — прежде мычащей братии, прежде говорящей шатии — из трюма выбирается облако не примеченных пассажиров: первые комнатные мухи в стране маори, в течение всего плавания комфортабельно нежившиеся в коровьем дерьме.

Точно также эти насекомые заселили и Австралию. Только одно отличие: пока корабль блуждал по морям-океанам, они отдыхали не в коровьих лепешках, а в помете овец. Вместе с овцами и 750 английскими каторжниками они высадились в 178В году там, где ныне располагается город Сидней.

А сама Англия? Теперь-то мухи там старожилы. Но стоит побиться об заклад, что маркитанты, тащившиеся в обозе легионов Клавдия (того самого), что в 43 году прижал к ногтю большую часть Британии), невзначай приволокли на беззащитный Альбион парочку жужжащих тварей. Наконец, в поисках первопричин и прародин доберемся до исконных владельцев Musca domestica: располагались они в Восточной Африке; жители Рима с незапамятных времен торговали с ней и — не будем разбирать дебит и кредит коммерции, — скажем лишь, что по тем первозданным торговым путям начала свой всемирный полет наша необоримая и докучливая попутчица.

При -12’С большинство мух умирает в считанные минуты. При +8’С гибнут отложенные яйца. Если температура ниже +1’С, мухи перестают откладывать яйца. Не будь человека, пригревшего мушиный народец в своем жилье, эти насекомые длинными зимами вымерли бы в наших широтах.

Что касается Musca domestica calleva, одного из двух подвидов комнатной мухи, оставшегося, так сказать, у себя дома, в Африке, м незаметно, чтобы его представители так уж облюбовывали интерьер тамошних домов. В чем причина? Да в том, что там и на улице достаточно тепло.

 

Однако, как все же мухи выдерживают зиму в наших широтах? Обычно счастливчики прячутся в помещениях, где содержится скот (температура там не ниже 12’С), ну а в первые же весенние дни генерация насекомых испытывает демографический взрыв.

 

Обратитесь агентство недвижимости коломна

 

В одном английском стихотворении говорится: «Тысячу враз прихлопнешь ты мух, шлепнув в мае всего лишь двух». В принципе, смысл верен, но вот арифметика подводит, цифры чудовищно занижены. Плодовитость мух заставляет даже педантичного ученого жонглировать эффектными сравнениями. Допустим, одна комнатная муха отложит в апреле пару сотен яиц в навозе внутри свинарника, тогда к сентябрю ее потомство разрастется (если ей не мешать) настолько что:

а) общий вес его составит 80000 тонн — при этом не забудьте, что 70 мух в сумме весят все лишь один грамм

или

 

б) это потомство покроет территорию бывшей ФРГ ковром из мух высотой 15 метров.

 

Стоит на миг вообразить, что подобное произошло, и со всеми жителями бывшего ФРГ, имевшими несчастье поселиться в квартирах на первых пяти этажах, придется мысленно распрощаться. Бедняги просто-напросто задохнутся под толщей расплодившихся мух. К счастью, всемушиный потоп нас минует. Тому немало причин.

Во-первых, множество самок погибнет, прежде чем отложит яйца. Ведь в прохладную погоду между копуляцией и откладываем яиц должно пройти девять дней. Если вспомнить о средней продолжительности жизни мух (3 — 6 дней), то до такого срока доживут лишь отдельные «дряхлые старушенции».

Немало мух погибает и в девственно юном возрасте, не достигнув половой зрелости (она наступает через 30 часов после того, как из куколки появится муха).

 

Во многом мухам не дают завоевать мир также хищные личинки других видов мух, ос, жуков, клещей, поедающие яйца, личинок и куколок комнатных мух. В наилучшем случае мухи разовьются лишь из четверти отложенных матерью яиц.

 

К слову о прелестях урбанизации: где посреди города мухам найти место для откладывания яиц? Крестьянские дворы, идеальные инкубаторы, находятся в нескольких (если не более) километрах, а мухи лишь в исключительных случаях — в годину голода или будучи в прямом смысле слова унесенными ветром — удаляются более чем на полкилометра от своего места рождения. Мух в городе выручают, например, кучи перегноя, что нередко встречаются в скверах; родильными домами становятся даже мусорные ведра (не дай, мушиный бог, чтобы их без конца выносили из квартиры!)

Казалось бы, природа подготовила мухам немало ловушек, но тем не менее от этой крылатой нечисти все также некуда деться. Как избавиться от мух? Эта задача тяготеет над каждым сельским домом.

Можно попробовать по-джентельменски сразить докучливых недругов чисто натуральными средствами. Летом опрыскивать помещения для скота водой, дабы утопить ненавистных о насекомых; целыми днями не выключать вентилятор, ведь мухи не переносят сквозняк; зимой неплохо бы снижать температуру в помещениях до +10’С и ниже, чтобы переморозить всю эту шваль, задумавшую зазимовать. Кроме того, надо почаще убирать помещения, обрекая на смерть не успевшее вывестись потомство; можно запускать кур в свинарники, коровники и т.п., они с удовольствием поклюют личинки.

 

А вот в гигантских свинофермах на территории ГДР для борьбы с комнатными мухами пришлось прибегнуть к помощи классовою врага. Доктор Хуберт Шуман, зоолог из берлинского Музея естественных наук вспоминает, что в этих свинарниках мух роилось так много, что мощные неоновые лампы, засиженные ими, едва мерцали, а рабочим страшно было показываться там и когда приходилось заходить на ферму, нужно было наряжаться как пасечникам.

 

Химические средства в этой борьбе не годились; что бы ни случилось, свиньи не должны были пострадать. Тогда-то и напустили на мух личинок Ophyra aenescens, навозных мух, завезенных американскими солдатами в конце второй мировой войны из США. Выглядят они словно маленькие комнатные мухи, на аппетит у их хищных личинок огромный. Они пожирают личинок комнатных мух.

А не было ли здесь изгнание беса силою Вельзевула? Нет, нет, уверяет д-р Шуман. Ведь взрослые американцы живут исключительно в грунте, там, где стекает навоз, и ни человеку, ни свиньям они не досаждают.

На Кубе и Пуэрто-Рико во время испано-американской войны 1898 года врачи заметили, что источником эпидемии тифа и дизентерии стали мухи, сновавшие между отхожими местами, лазаретами, полевыми кухнями и солдатами; позже список переносимых ими болезней пополнили сальмонеллез, полиомиелит и холера.

Конечно, возбудители болезней путешествуют на лапках, хоботке и волосках мух, но микробы, оказавшиеся здесь, гибнут очень быстро.

Гораздо опаснее те, что, попав внутрь мухи, сохраняются там целыми днями. Оттуда они вновь выбираются на свет благодаря особенностям пищеварительных процессов у мух. Часть своей пищи муха откладывает в зобике, прежде чем мало-помалу отправить ее в кишечник. При этом наподобие жвачного животном, каждую пару минут она отрыгивает содержимое своего зобика; эти капельки вместе с микробами попадают туда, где сидит трапезничающая муха. Если она примостилась у нас на тарелке, приятного вам аппетита!

В 1912 году федеральные власти Америки развернули просветительскую кампанию. В листовках, напечатанных тогда, говорилось, что «муха самое опасное насекомое на свете». В наши дни подобная безапелляционность кажется преувеличенной. Но там, где отношение к гигиене осталось на уровне 1912 да, муха и сегодня нечто большее, чем надоедливый приставала.

На фотографиях, присланных из голодающих районов Африки, видны люди, буквально облепленные мухами. Чтобы утолять жажду, мухи прилаживаются пить человеческий пот, да и иные выделения организма. Так, потягивая на досуге слезную жидкость из глаз несчастных, мухи передают людям возбудителей трахомы, болезни, приводящей к слепоте.

В Китае, где любят кампанейщину, намерены к 2000 году сделать Пекин городом, в котором нет мух. Официальные представители утверждают, что иначе их город нельзя будет назвать современным культурным центром. Сейчас в каждой пекинской комнате можно встретить в среднем 33 крылатых мракобеса; к концу этой величайшей воздушной войны в столице должно остаться не более двух мух на каждые сто помещений. Для успехов в борьбе власти собираются выделить 130 тонн химикатов.

Можно предположить, что китайцы своего не упустят, добьются успеха. Большая часть мух погибнет, но вот некоторым доведется выжить, то ли оттого, что они во время не примут яд, то ли оттого, что привыкнут к нему. Вот и классический вариант селекции.

 

Выжившие продолжат размножаться с неистовой быстротой, передавая своему потомству стойкость к отраве. Уже через несколько поколений (допустим, через пять) — для мух это дело нескольких недель — яд будет убивать лишь треть мух. С подобными вещами уже пришлось столкнуться в пору применения ДДТ.

 

Впрочем, поит сперва подумать, так ли уж заслуживает мушиное племя своего поголовном истребления. Когда-то один из мухоненавистников сказал, что нам не нужно упрекать Господа в том, что Он сотворил мух, жалобы не по адресу. Мухи — просто инкарнация всей нашей грязи.

И это сказано об отчаянных борцах за чистоту наших улиц: личинки мух отличаются огромным аппетитом, особенно по нраву им мясо. Без устали и разору они поедают и личинок вредных насекомых, и встретившуюся им мертвечину.

Стоит упомянуть и о научном вкладе этих самоотверженных созданий: мух очень легко разводить, потому — настоящая ирония судьбы — едва ли найдутся инсектициды, чья эффективность не проверена на мухах.

Не забудьте еще и вечно голодных птиц. Что бы они делали, не будь воздух усеян нашими безответными знакомыми?

Впрочем, мухам не приходится думать о том, как неблагодарны к ним все окружающие. У них и без того забот хватает. Жизнь у мух — беспрерывная цепочка раздражителей, на которые они реагируют автоматически. Стоит их лапкам почувствовать что-либо «вкусное» — мармелад, сахар, пиво, пот или — ей-богу! — дерьмо, — как моментально выдвигается хоботок. Едва они почувствуют, как давление ветра возрастает, автоматически увеличится частота взмахов их крыльев. Как только заметят под ногами что-либо твердое, сразу же отключатся мышцы, управляющие полетом. Ну и если к ним тянется рука, надо немедля спасаться бегством.

Правда, бегство нельзя назначь стремительным: мухи летят со скоростью торопливого пешехода, быстрее у них не получается. Но нот махать своими крылышками им удается с необычайной энергией: 330 взмахов в секунду! Колибри по сравнению с ними спят на лету. Мухи способны и на такие сложные маневры как сальто, взлет и посадка в самых затруднительных положениях. Ведь самолет «Муха» наделен множеством чувствительных клеток и измерительных волосков, расположенных не только на крыльях, но и на жужжальцах, утолщениях, заменяющих вторую пару крыльев.

Если у мухи еще одно чудесное устройство, спасающее ее от многих бед: ее глаза. У мух круговой обзор; они могут даже смотреть назад. Ведь их сложные глаза составлены из 3000 фасеток, миниатюрных глазков, осматривающих каждую пядь окружающего мира (мир, правда, видится им несколько расплывчатым). Любителям поохотиться на мух можно подсказать, что подкрасться к мухе незамеченным практически нельзя; лучше уж подбираться к ним спереди, может статься, что муха, «спасаясь бегством», сама наткнется на вашу ладонь.

И уж совсем убийственный рецепт одолеть муху придумали африканские масаи. Итак, на высоте 5 см над уровнем мухи следует медленно перемещать навстречу друг другу разведенные в сторону ладони. Когда расстояние между ними составит всего 40 см, нужно молниеносно хлопнуть в ладони. Испуганная муха, успев пролететь ровно пять сантиметров, окажется как раз между ними. Шлеп! Готово!

взято тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *